Корсаковские новости

Точка разворота

Последний инвестсовет форумская публика жестоко обсмеяла. А вот автор отнесся к нему очень внимательно.
Дело в том, что в понедельник губернатор области озвучил свою экономическую стратегию развития области как минимум на пятилетку. К сожалению, это мало кто понял. Как год назад мало кто обратил внимание на его социальную стратегию. А между тем озвученные тогда на подобном мероприятии тезисы (медицинская реформа и т. д.) не только легли в основу предвыборной кампании, но и активно реализуются по сей день.
Посмеяться, конечно, можно. Но здесь мне вспоминается апокриф о многократном авторе текста гимна страны Сергее Михалкове. Когда его по этому поводу называли "гимнюком", он отвечал совершенно философски: "Гимнюк — не гимнюк, а петь будете стоя".
Поэтому можно сколько угодно ерничать, поминать Остапа Бендера с его Нью-Васюками, а жить островам придется в той повестке, которую в понедельник озвучил Валерий Лимаренко. Который, кстати, также однажды обмолвился — "кто в это не поверит, будет жить плохо"...
Итак, давайте посмотрим, что предлагает нам губернатор.
Некоторое время назад автор уже обращал внимание ("Дальние грозы") на то, что особый экономический и очень выгодный для нас режим СРП прошел свой пик, а, стало быть, денег в бюджет будет поступать все меньше, что поставит под угрозу не только его инвестиционную составляющую, но и социальную. То есть "именно в последующие пять лет (а это как раз пятилетка Лимаренко) и должен быть заложен принципиальный фундамент новой экономики — а потом уже начнется ее строительство, которое займет как раз около десятилетия... Теряя нефтегазовую ренту в виде доходов от СРП, мы должны создать систему генерации другой ренты — туристической, интеллектуальной, логистистической, технологической и т.д., как это произошло у наших соседей. Возможности для умного и аккуратного вложения средств в региональную собственность (всех ее форм, включая частную), которая впоследствии начнет эту ренту производить, пока еще есть".
И вот теперь Лимаренко предложил свои варианты этого "фундамента".
В первую очередь он касается генерации логистической (транспортной) ренты.
Основной доклад (по должности, поскольку отвечает сейчас за инвестиции) делал зампред правительства Антон Зайцев. Но судя по тому, как активно и широко губернатор комментировал те или иные тезисы его выступления, было видно, как для него это важно.
В своем официальном телеграм-канале (телеграм в России пытались заблокировать, но не получилось, и официальные лица "переобулись в полете", объяснив, что "блокировка не означает запрет") он, точнее его пресс-служба, специально привело несколько цитат.
«Наш главный транспорт сегодня — это нефтегазовый трубопровод. Чтобы развивать острова, создавать новые виды бизнеса и новые источники дохода, связанные с глубокой переработкой угля, леса, рыбы, нам нужно отойти от этой узкой схемы и создать на Сахалине несколько глубоководных портов. Они обеспечат нашу территорию необходимой для развития логистикой. Именно поэтому тема, которой мы занимаемся ежедневно и ежечасно — тема развития портов.»
«Есть большое желание сделать на Сахалине точку разворота Северного морского пути. Первое соглашение о намерениях я подписал в прошлую пятницу. Получил согласие от Юрия Трутнева о включении нашей области в ТЭО по Северному морскому пути. Разворот может находиться и на Камчатке, и во Владивостоке, и в других местах. Но мы пытаемся доказать, что эта точка должна быть именно у нас — на перекрестке важных торговых путей.»
«Чтобы претендовать на точку разворота Севморпути, область готова вложиться в глубоководный порт. В этой ситуации возникает и логика мостового железнодорожного перехода. Сюда же приплюсовывается работа по созданию авиахаба. Мы хотим, чтобы эти три артерии — железнодорожная, морская и воздушная — пересекались у нас на Сахалине. Если эту задачу решим, то годовой прирост ВРП в области будет не 5%, как планируется, а намного больше. Темпы развития будут существенно выше.»
Да, именно так он и говорил на инвестсовете.
Итак, Северный морской путь, Сахалин и "точка разворота".
Севморпуть — это, в общем-то, реальность. Его преимущества (наскоро взято из Википедии) — "если расстояние, проходимое судами из порта Мурманска в порт Иокогамы (Япония) через Суэцкий канал составляет 12 840 морских миль, то Северным морским путём — только 5770 морских миль".
А если горячих ближневосточных парней спровоцируют на большую заварушку, то путь между Европой и странами АТР (вокруг Африки) увеличится еще более.
Глобальное потепление — это тоже реальность. Причем даже если бы все на земле вдруг стали гретами тунберг, его не отменить, это очередной космический цикл. В начале первого тысячелетия римские легионеры, как правильно было замечено, "без штанов и в сандалиях" спокойно переходили Альпы. Через 500 лет (датировка, понятно, условная — плюс/минус) Европу завоевали более холодовыносливые кочевники, которых морозы выгнали из заснеженных степей. Еще через 500 лет викинги теплой и от того богатой Скандинавии, двинулись на запад и открыли "зеленую Землю" — Гренландию. Еще через 500 лет Гренландия превратилась в сплошной ледник, в Голландии изобрели коньки, а Колумбу и Америго Веспуччи пришлось открывать Америку заново, только уже гораздо южнее. Ну а еще через 500 лет, то есть в начале прошлого века, началось очередное потепление.
Конечно же, это не линейный процесс, в иные годы бывает теплее, в иные — холоднее, но тенденция налицо. И льда в Северном ледовитом океане становится все меньше.
Не буду останавливаться на том, что ожидать от глобального потепления нашим островам, задача сейчас конкретная: Севморпуть, Сахалин, "точка разворота".
У всех сразу возникает вопрос — а какая тут связь? И что это за "точка" такая, на которую нам приказывается молиться?
Ну, вообще-то у Лимаренко есть своя пресс-служба, которая и должна незамедлительно разъяснять людям все непонятное, а не отсылать к гуглу, нарываясь на ответный отсыл. Но она, похоже, мышей не ловит, поэтому приходиться работать за нее.
Начну с аналогии. Угольный разрез (углегорцы меня поймут). 200-тонные карьерные БелАЗы вывозят уголь на угольный склад, откуда его и разбирают КамАЗы, скании, да хоть газели. Это и есть "точка разворота".
Льдов на Северном морском пути будет меньше, но они будут. И будут нужны "БелАЗы" — штучные специализированные суда ледового класса, которые будут доставлять грузы в некий порт, откуда их будут разбирать и развозить потребителям обычные транспортники, коих в мире множество. Таковым Лимаренко портом собирается сделать Корсаков.
Конечно, гораздо выгоднее делать такую "точку разворота" на Камчатке. И вот уже профессиональный телеграмм-канал "Грузопоток" в полном недоумении — мы, мол, поначалу хохотали, а теперь "всё серьезно — губернатор Лимаренко подписал соответствующие соглашения с группой "Дело" и росатомовской дочкой "Атомэнергопром". Логика потеряна, — пишет "Грузопоток". — Суда высокого ледового класса, которые ходят по СМП, — удовольствие дорогое. Кроме того, с ними медленнее. Поэтому перевалочная база действительно нужна. Пионер в этом деле — "Новатэк". Еще в 2017 году он заключил соответствующее соглашение с властями Камчатки. А недавно получил разрешение госэкспертизы на строительство. Почему Камчатка? Потому что именно здесь заканчиваются ледовые условия и начинается свободная вода. Например, при перевалке здесь 21 млн тонн СПГ "Новатэк" получает экономию около $225 млн в год. Сахалин находится южнее. То есть это увеличивает время использования судов ледового класса со всеми вытекающими… Короче. Если кто-то может объяснить нам, почему "Новатэк" делает себе базу на Камчатке, а Росатом с "Делом" нацелились на менее эффективный (на первый взгляд) Сахалин — сообщите…
Сообщаем. Если у Камчатки плюс в географии, то у Сахалина плюс в Лимаренко. Он ведь откуда? Из "Росатома"? А СМП кому принадлежит? "Росатому".
Порт Корсаков
Порт Корсаков

Удивляться не стоит. Это давняя практика. В начале прошлого века японцы выбирали вариант соединения Тойохары с портами западного побережья. Самым удобным и дешевым был путь на Хонто (Невельск, через Аниву). Но в Маоке (Холмске) был свой "Лимаренко", а потому была построена сложнейшая, а потому ныне заброшенная железная дорога Южно-Сахалинск — Холмск.
Но, впрочем, не буду о всех этих тонких и деликатных материях, в которых мало что понимаю.
Вернемся к проекту. Данные о нем еще не сформированы, цифры различаются, но пока звучит то, что его грузооборот должен резко возрасти — с 1 миллиона тонн до 20-25 миллионов. Ничего сверхъестественного в том нет. Технически все возможно. Шахтерский порт, причем с рейдовой погрузкой сыпучих грузов, за несколько лет стал 10-миллионником. А СЭИК неподалеку от Корсакова построила порт с глубинами, позволяющими вести причальную загрузку очень больших судов.
И если в Корсакове появится такой порт (причем, как прозвучало ранее, все конторки будут сведены в руки надежного государственного хозяина), — даже при условии, что "область готова вложиться в глубоководный порт", то это будет неплохо. Логика по крайней мере здесь есть.
И на эту логику, на этот стержень также логично нанизываются некоторые проекты. Например, крупнейшая российская девелопверская компания ПИК заходит на Сахалин под федеральные деньги, выбитые для строительства жилья в Охе. Но объемы малы, и потому в Корсакове она намерена создать индустриальный парк с домостроительным комбинатом по выпуску быстровозводимых модулей. А панели для этих модулей ПИК будет делать из сахалинского леса.
Конечно, все здесь более чем туманно, поскольку очень много не столько экономики (что возить, окупится или не окупится и т.д.), а политики. Но, по крайней мере, повторю, определенная логика есть. А вот в "авиахабе" на 5 миллионов пассажиров ее нет. Пересадка на Сахалине 4-х миллионов пассажиров совершенно не объяснима. Люди, более близкие, к авиации меня поправят, но… Откуда они возьмутся, эти 4 млн пассажиров, когда из Европы до Токио или Сеула можно долететь прямыми рейсами?
Нет никакого объяснения грандиозным туристическим проектам. Нет, конечно, если у кого-то от денег едет крыша, он может построить горнолыжный курорт на Итурупе с гостиничным фондом на 1000 номеров. А вот нам не надо забывать про курорт "Зеленое озеро" на Итурупе, в который область вошла своими деньгами и теперь не знает, куда деть 765 тысяч акций, поскольку никому они не нужны, несмотря на то, что цену акции снизили со 100 до 3-х рублей за штучку.
А тем временем туда зашел Верховский и — без шума и гама о миллионах туристов — построил свои "Жаркие воды", и теперь спокойно смотрит — а поедут ли туда туристы или нет? Если да — хорошо. Если нет, все равно все останется красиво и с пользой людям.
Этот пример, кстати, очень наглядно раскрывает всю ситуацию с нашими мега-проектами. Поэтому, с одной стороны, можно еще говорить, поскольку планы действительно грандиозные — почти 3 триллиона рублей инвестиций за пять лет. С другой — говорить не о чем, поскольку конкретики никакой.
Когда Фархутдинов делал свой экономический поворот на шельф, тогда все было довольно осязаемо. У нас были запасы углеводородов, на западе технологии их изъятия, надо было правильно свести их воедино с максимальной выгодой для области. Это получилось.
Сейчас, во время нового поворота, такой ясности нет. Судя по всему, Лимаренко в своей экономической стратегии делает ставку не столько на промпроизводство, сколько на сферу услуг — транспортных, туристических, медицинских, информационных и т.д. Смысл в этом есть, но вот опыта — нет.
Что, будем смотреть. Думать. Требовать от Лимаренко и его медиа-команды подробного изложения его задумок. И, главное, надо жестко пресекать все бюджетные вложения в проекты, которые не разъяснены обществу досконально. А уж бизнес пусть рискует сам.

   83 11051 1
Новости по теме

Обсуждение на форуме